Инвестор для «гнезда»
Усадьба графа Толя. Фото: Олеся Сауткина

Усадьба графа Толя. Фото: Олеся Сауткина

Богадельня, коммуна, артель для инвалидов, детские ясли и туберкулезный диспансер — как в разное время использовали владимирские дворянские усадьбы и когда они будут восстановлены

Усадебные ансамбли, принадлежавшие в XVIII-­XIX веках семьям дворян, есть практически во всех районах Владимирской области. Сейчас их более полусотни, 35 из них — дворянские усадьбы, объявленные объектами культурного наследия федерального и регионального значения.

По словам начальника отдела охраны и контроля за состоянием и использованием объектов культурного наследия администрации области Анны Гунявиной, многие из них нуждаются в восстановлении. Если вовремя не оказать финансовую помощь, то памятники, связанные со знаменитыми дворянскими родами Салтыковых, Апраксиных, Зубовых, Воронцовых­Дашковых и других, могут окончательно разрушиться.

Усадьба Безобразовых

О селе Патакино, которое раньше называлось Ковалево, известно с XVII века. В то время село принадлежало помещику Ивану Акинфову, построившему в 1658 году деревянную церковь, которая не сохранилась до наших дней. Усадьба же здесь, на высоком живописном берегу Клязьмы, появилась позднее, спустя 100 с лишним лет. В 1762 году на смену Акинфову пришел помещик Алексей Григорьевич Безобразов. Строительство господского дома и пристроек развернулось при его сыне Дмитрии, уездном предводителе дворянства, который надолго поселился в Патакино.

Как свидетельствует опись 1827 года, работы в усадьбе шли активно, возводились многочисленные постройки: «господский дом, флигель, конный и скотный дворы, птичная изба с двором, две жилые избы, амбар хлебный, каменная кузница, хлебный двор, оранжереи и теплицы, баня, ветряная мельница, плодовый сад на 200 яблонь. В хозяйстве при имении была своя пекарня, производство кирпича, здесь же выращивали лен. В оранжереях в условиях суровых зим выращивались абрикосы и персики. Тепличное и садовое хозяйство обеспечивали владельцев усадьбы овощами и фруктами».

– Над созданием усадьбы трудились лучшие архитекторы. Но после нескольких лет активных вложений у графа Дмитрия Алексеевича закончились деньги, и работы были приостановлены, — говорит главный специалист­эксперт Государственной инспекции по охране объектов культурного наследия Татьяна Шефова.

В середине XIX века имение приобрел генерал­-майор Николай Александрович Бутурлин. При нем был построен новый господский дом, церковь, перестроена колокольня, обновлен парк с ландшафтной и регулярной частями, ухоженными аллеями и живописными видами на пойму реки.

В газете «Владимирские губернские ведомости» за 1878 год сказано, что к началу XX века Патакино снова сменило хозяина: сначала на княгиню Щербатову, потом — на фабриканта Голубева (сведений о нем практически не сохранилось, известно то, что при нем дом надстроили флигелем. — Примеч. авт.).

После Октябрьской революции 1917 года усадьбу национализировали. С 1920 года и весь XX век здесь располагался санаторий для больных туберкулезом. Лечебный корпус находился в господском доме, в церкви — столовая и актовый зал. В 2000 году легочно­туберкулезный санаторий стал туберкулезной больницей, где большей частью пациентов были бывшие заключенные.

– Эксплуатация велась, а вот восстановление — нет. В итоге церковь и постройки пришли в запустение. Опустевший главный дом — образец жилой архитектуры XIX века — постепенно разрушался, — говорит Шефова.

Использование главного усадебного дома в качестве легочно­туберкулезного диспансера предопределило его дальнейшую судьбу. В 2006 году его снесли до основания как «рассадник инфекции». Сегодня вместо роскошной усадьбы с хорошо организованным хозяйством можно увидеть лишь отдельно стоящие постройки, включая то, что осталось от церкви.

Сохранение оставшегося культурного наследия — процесс сложный и затратный. Зачастую средств на восстановление просто не хватает, а износ усадеб усиливается с каждым годом.

– Федеральная целевая программа «Культура России» не решает в полном объеме проблемы сохранения объектов культурного наследия. Для муниципальных образований сохранение объектов культурного наследия, входящих в состав усадебных ансамблей, в настоящее время является тяжким, зачастую непосильным бременем, ведь стоимость работ по сохранению дворянских гнезд может перекрывать годовой бюджет муниципального образования, — говорит начальник Госинспекции по охране объектов культурного наследия Евгений Гранкин. — Выход — поиск новых хозяев. Усадьбы, частновладельческие изначально, должны обрести своих новых хозяев, которые смогут восстановить их первоначальный объем и внешнее соответствие. Эти условия должны быть обязательно предусмотрены в условиях договора приватизации и в охранных обязательствах, которые оформляются с новыми собственниками и пользователями. Объект культурного наследия может быть передан потенциальному владельцу на любом праве: собственность, пользование, аренда. Самое главное, чтобы объект сохранил свой первоначальный облик, а владелец обеспечил гражданам право на доступ к памятникам.

Наследие графа Толя

Усадьба графа Константина Карловича Толя в старинном селе Федоровское Юрьев-Польского района может повторить судьбу наследия Безобразовых. Однако у усадьбы появился шанс на восстановление после того, как господский дом и часть построек перешли к частному лицу.

– Для спасения великолепного архитектурно­паркового ансамбля, который является объектом культурного наследия регионального значения, необходимы серьезные финансовые вложения и инвестор — частное лицо готово на это пойти, потому что усадьба обладает значительным туристическим потенциалом, — говорит Анна Гунявина. — Финансирование позволит провести срочные ремонтно-­реставрационные работы, в которых так нуждается усадьба Толя.

Формирование усадьбы в Федоровском происходило в XIX веке: на берегу реки Селекша был разбит парк, построен господский деревянный дом с двумя флигелями.

– Окончательный облик имение приобрело к концу столетия, — говорит Гунявина. — На 3,5 гектара расположился большой каменный господский дом смешанного стиля — эпохи итальянского Возрождения и русской архитектуры. Здание украшали две зубчатые башни с бойницами, красивым парадным подъездом со стрельчатыми арками. Гости, подъезжая к парадному входу по широкой дороге, могли полюбоваться большим фонтаном со скульптурой и цветниками. Рядом с домом были три флигеля. Белый — для управляющего имением и сыровара, красный — для земского начальника, флигель с мезонином — для приезжих.

После Константина Толя имением управлял помещик Александр Долгов, работавший ветврачом. В 1916 году имение купили братья Карповы — Тимофей и Геннадий, родственники русского промышленника и мецената Сергея Тимофеевича Морозова. Они владели усадьбой совсем недолго, поскольку в 1917 началась национализация.

В усадьбе сначала организовали богадельню, потом — коммуну и артель для инвалидов, затем передали их колхозу «Свобода».

– В 1943 году из-за пожара господский дом частично разрушился, восстанавливать его не стали. В 1960 году в сохранившейся части здания разместили детские ясли. Потом, по мере обветшания, здание вообще перестали использовать. Сейчас оно превратилось в руины, — говорит Гунявина.

Историк архитектуры, доцент кафедры музеологии и истории культуры Владимирского государственного университета Михаил Барашев убежден, что усадьба Толя вполне может стать интересным объектом:

– Самых больших вложений требует разрушенный господский дом, но его еще возможно спасти. И хорошо, что найден инвестор. Вообще к процессу восстановления усадеб можно привлекать и успешные сельскохозяйственные предприятия. Так, в дореволюционном прошлом на территории усадьбы Толя было образцовое хозяйство: был конный завод, маслобойня, сыроварня и обширные цветники. И все это можно воспроизвести и сейчас, создав, к примеру, на государственно-частной основе музей истории сельского хозяйства Владимирской области.

«Здесь барина любили»

Усадьба Жуковского имеет богатую, почти 400-летнюю историю. Она расположена в сельце (Так раньше называлась деревня с барской усадьбой. — Примеч. РП.) Орехово Собинского района.

– Усадьба в сельце Орехово Владимирского уезда была заложена в начале XVII века. В конце XVIII века она принадлежала предводителю дворянства, секунд-майору, надворному советнику Николаю Михайловичу Всеволожскому и его жене Марии Ивановне. Князья Всеволожские входили в разряд среднепоместных дворян.

– Они создали в Орехове великолепный усадебный ансамбль — один из интереснейших на Владимирской земле, — рассказывает директор Дома-музея Жуковского Майя Ширканова. — Деревянный уютный усадебный дом, отличающийся благородной простотой флигеля, оранжереи, конюшни, регулярный липовый парк, подъездная березовая аллея — все было мастерски вписано в окружающую природу, образовывало удивительный по гармоничности ансамбль.

Почти до середины XIX столетия усадьба переходила по наследству потомкам Всеволжского. В 1839 году имение унаследовал дворянин Ляпунов, а еще через два года, в 1841, владельцем стал действительный статский советник Егор Жуковский и его супруга Анна Стечкина.

Дату 17 января 1847 года в Орехове знает каждый. В этот день родился основоположник практической, теоретической и экспериментальной аэродинамики Николай Жуковский, которого считают основоположником русской авиации. Ему и его работам посвящена действующая сейчас экспозиция (в ней более 1000 музейных предметов), разместившаяся на первом этаже и в мезонине.

– В начале XX века родовые имения почти все национализировались, что фактически обрекало их на утрату своих архитектурных ценностей. Но вот родовое «гнездо» ученого Жуковского было музеефицировано в 1937 году. Совет Народных Комиссаров издал постановление, благодаря которому на владимирской земле появился первый ансамблевый музей, — говорит Ширканова.

Открытие состоялось через год, в 1938. Учреждение возглавила племянница Жуковского — Вера Александровна Жуковская.

– Усадьбу от разрушения спас и великий талант ученого, — убеждена Ширканова. — Жуковские были людьми нравственно и духовно богатыми, и это чувствовали все, кто приезжал сюда. В других усадьбах люди порой и не жили, а здесь же всегда кипела жизнь: в каждый отпуск Николай Жуковский возвращался на родину. Его искренне любили и уважали простые люди. Здесь, в доме, после революции размещалась сельская школа, где учили крестьянских детей. Неужели селяне будут рушить или грабить дом, где их дети получают образование?! Нет, конечно!

Сейчас усадьба Жуковского — уникальный памятник истории, культуры, архитектуры и природы, — место оживленное. В числе гостей — туристы, краеведы, школьники, женихи с невестами.

– У музея много не только гостей, но и помощников, — продолжает Ширканова. — Ведь не все строится на деньгах, хотя, конечно, без них не живут. Доброй традицией стало оказание шефской помощи усадьбе Жуковских студентами и курсантами вузов земли Владимирской, МВТУ имени Баумана. Они многое делают для сохранения уникального памятника.

В ноябре министерство культуры РФ выделило 16 млн рублей из средств федерального бюджета на разработку в 2014-2015 годах научно-проектной документации для комплексной реставрации главного дома усадьбы-музея Жуковского.

– Заявка на участие в федеральной целевой программе «Культура России» с просьбой выделить 0,97 миллионов рублей на первоочередной минимум работ на главном доме усадьбы Жуковского была отправлена в ведомство еще в мае 2013 года, — говорит Татьяна Шефова. — Минкультуры России к концу 2014 года за счет экономии средств изыскало возможность разработать комплексный проект реставрации на главный усадебный дом и выделить из федерального бюджета 16,3 миллионов рублей.

Разработка проектной документации на реставрацию главного дома будет проходить в два этапа: в 2014 году предусмотрены средства в размере 4,2 миллионов рублей, в 2015 году — 12,14 миллионов.

По словам Татьяны Шефовой, комплексная реставрация памятника включает в себя составление актов технического состояния и утрат первоначального облика, предварительные инженерные заключения и рекомендации, комплексные научные исследования, разработку проекта приспособления памятника к современному использованию и многое другое.

Маринино

Усадьба Танеевых в селе Маринино под Ковровом — еще один пример спасенного «дворянского гнезда».

Первое упоминание об этом месте относится к XVII столетию (1608­1609 гг.), когда царь Василий Иванович Шуйский посетил пустынь дворянина Тихона Танеева. Представители рода, жившие здесь в последующие десятилетия, были известными фигурами федерального уровня: статс­секретари, фрейлины их величеств, философы, генералы и офицеры, гвардейцы, гусары. Усадьба носит имя знаменитого композитора, ученого и педагога Сергея Ивановича Танеева. Известно, что он родился во Владимире. Споры о том, гостил ли он здесь когда-нибудь, ведутся до сих пор.

В XVIII и XIX веках в Маринино собирались лучшие представители светского общества. Здесь проходили балы и торжественные приемы. Усадьба была популярна и в XXI веке. Имение Танеевых стало местом паломничества. Посмотреть на экспозиции, выставленные в бревенчатом господском доме — образце сельской провинциальной дворянской архитектуры, — погулять по усадебному парку, увидеть церковь Покрова Пресвятой Богородицы и Николая Чудотворца до сих пор приезжают туристы из многих регионов, но так было не всегда.

– В советское время бывшая барская усадьба была полностью разорена: хозяйственные постройки и флигеля сломаны, парк уничтожен, — говорит директор музея Элла Фролова. — Церковь закрыли перед самой Великой Отечественной войной и использовали под склад. В родовом доме Танеевых, перестроенном снаружи и внутри, до 60­70 годов прошлого века размещалась сельская школа, а затем были фельдшерско­акушерский пункт, клуб и библиотека. Благодаря тому, что дом никогда не пустовал, он и сохранился до наших дней, правда, в перестроенном виде.

В 2005 году в районе утвердили план восстановления усадьбы с последующей музеефикацией. Историко­краеведческий музей Ковровского района приступил к «операции спасения»: реконструкции, благоустройству парка, созданию скульптурных композиций и элементов. Первые экспозиции — «Село Маринино и род Танеевых» и «Венок владимирским усадьбам» — заработали осенью 2008 года.

Говорить об окончательном восстановлении усадьбы пока рано, считают специалисты:

– Мы хотим расширить комплекс и уже разработали проекты по дальнейшему развитию: архитектурно­ландшафтные «Марининский некрополь», «Загадка принца Густава Вазы», творческие проекты «Мир забытой музыки» и «Владимирский дворянский портрет», — говорит Фролова. — В перспективе музей­усадьба Танеевых станет первым в области средовым музеем с исторической реконструкцией усадебной жизни, включая хозяйственные элементы. Губернатор области Светлана Орлова уже одобрила будущую экспозицию «Барская пасека», возрождающую старинные традиции бортничества. Эту выставку мы создаем совместно с крестьянско­фермерским хозяйством. Вообще, подобные примеры государственно­частного партнерства могут помочь в развитии не только усадьбе Танеевых, но и другим пустующим и даже заброшенным имениям.

«Спасать нужно небольшие усадьбы»

Михаил Барашев считает, что во Владимирской области в восстановлении нуждаются, прежде всего, небольшие усадьбы, а не масштабные комплексы:

– Туристы сейчас стали искушенными, они видели замки во Франции и поместья английской аристократии, потому этим их не удивить. Спасать стоит небольшие усадьбы, ведь на это потребуются меньшие траты, а эффекта может быть больше. С моей точки зрения, Владимиро-Суздальский музей-заповедник вместо имения Храповицкого мог бы взять на восстановление небольшую усадьбу, превратив ее в музей. Например, усадьбу Рогозиных в суздальском селе Черниж. Местоположение выгодное — пять километров от Суздаля. Туристы вполне могли бы заезжать сюда до или после поездки в Суздаль, чтобы посмотреть на двухэтажный деревянный дом, построенный офицером Иваном Рогозиным в начале XIX века в стиле ампир и замечательную церковь Николая Чудотворца 1755 года. Или усадьба Уваровых в Карачарово Муромского района вполне могла бы стать специализированным археологическим музеем (Филиалом Муромского историко-художественного музея), которого, кстати, нет в области. Такие вложения подъемны даже для областного бюджета.

При этом историк архитектуры считает, что если на усадьбу находятся «руки», то имение нужно передавать в пользование:

– Конечно, то, что можно, стоит передать — частным лицам, организациям, которые смогут вложить свои деньги и спасти наследие,— говорит Барашев. — К примеру, в Александровском районе есть усадьба Бутурлиных-Зубовых–Крутец, которая сейчас принадлежит частнику. Хозяин, купивший имение, постепенно его восстанавливает. Но одного энтузиазма в процессе спасения усадеб мало. Властям необходимо налаживать работу с инвесторами. К примеру, на Западе человек, взявшись за сохранение наследия, может получить определенные налоговые льготы, то есть право рассрочки по выплате налогов или замораживание налога на имущество для инвестора в восстановление памятника архитектуры. У нас в России такого нет. Можно использовать и опыт Англии: владельцы поместий содержат и восстанавливают их за свой счет, но, чтобы облегчить это бремя, зарабатывают дополнительные средства: за плату для гостей проводят экскурсии, позволяют остаться на ночь и так далее. Такая практика в будущем, возможно, будет полезной и для Владимирской области.

Кредитная кормушка Далее в рубрике Кредитная кормушкаГлаву Суздальского района Владимирской области Алексея Сараева подозревают в мошенничестве Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»