«Большое ухо»
Председатель Коллегии медиаторов во Владимире Елена Фомина. Фото: Никита Ефимов.

Председатель Коллегии медиаторов во Владимире Елена Фомина. Фото: Никита Ефимов.

Как устроена работа медиатора во Владимире

В городе скоро появится служба медиаторов, которая будет помогать жителям в конфликтных ситуациях. Это новая профессия — официально она появилась в 2011 году. Сегодня в областном центре работают более десяти профессиональных медиаторов. Однако сотрудниками службы станут, в том числе, простые горожане, которые прошли специальный учебный курс.

– Медиатор — независимый посредник по урегулированию конфликтов, организатор конструктивных переговоров, — рассказал корреспонденту РП председатель Коллегии медиаторов Елена Фомина. — Он должен помочь сторонам уйти от позиции агрессии и понять себя. Какие потребности у человека? В чем проблема? При этом по закону медиатор не имеет права давать консультации в привычном смысле этого слова, не имеет права помогать только одной стороне конфликта. Он должен быть нейтральным. На самом деле, медиатор — это «большое ухо». Нужно выслушать конфликтующих. И сделать так, чтобы они начали слушать и, в конечном итоге, услышали друг друга.

Некоммерческий социального проекта «Примирение» создан в 2013 году, его целью стало укрепление института семьи и снижение семейной конфликтности. Проект получил софинасирование из средств областного бюджета по итогам конкурса среди социально ориентированных некоммерческих организаций. Желающим читали лекции о конфликтах, ссорах и возможностях медиации. В результате обучение прошли 89 человек.

– 17 слушателей уже согласились войти во «Владимирскую службу примирения». Цифра будет расти, — говорит Елена. — Поскольку ими был прослушан не базовый курс медиации, а ознакомительный, они не будут иметь права работать на профессиональной основе. Однако смогут помогать людям в любых конфликтах, которые не дошли до суда. Если у жителя Владимирской области, например, неполадки в семье, конфликт с соседями, конфликт между поколениями, он сможет взять в руки реестр медиаторов и выбрать человека, которому бы доверял. Дальше начинает работать медиатор. Стороны конфликта сядут за «круглый» стол.

Елена Фомина долгое время работала адвокатом — занималась гражданскими и уголовными делами. Сейчас она решила «минимизировать адвокатскую деятельность», чтобы плотнее заниматься развитием медиации во Владимирской области.

– Да просто мне так хорошо. Когда удается кого-то помирить, испытываешь настоящее чувство удовлетворения. Нравится быть нейтральной. Ведь адвокат-то вынужден занимать позицию клиента, даже если он с ней не согласен. Если подсудимый не признает своей вины, адвокат обязан защищать, поддерживать его позицию. А в медиации остаешься нейтральным и независымым до конца.

«Челночная» дипломатия

По словам Елены, первое, в чем помогает медиатор обратившимся к нему — он дает возможность высказаться.

– Некоторым нужно, чтобы их хотя бы услышали. Нужно рассказать о своей проблеме, обозначить болевые точки. Им важно быть услышанными. Если к медиатору обратился один человек, нужно сперва вовлечь в разговор и вторую сторону, а это сделать очень сложно. Надо вывести людей на диалог, понять суть конфликта. И только потом оппоненты начинают совместно искать альтернативы, пути решения проблемы. Из любой ситуации есть, как минимум, три выхода. Если случай легкий, дело может обойтись одной встречей с медиатором. Но бывают высококонфликтные ситуации, когда люди не то, что говорить не хотят, а видеть не могут друг друга. В ряде ситуаций приходится прибегать к так называемой «челночной» дипломатии. Пока муж и жена не готовы, они не встречаются в кабинете медиатора. У меня был подобный случай. Приходили всегда по отдельности. Условия корректировали по электронной почте. Встретились супруги, только когда нужно было подписывать медиативное соглашение. В той истории, надо признать, эмоции вообще зашкаливали.

– Это не единичный случай?

– Конечно, нет. Помню еще один семейный конфликт. Разойдясь, муж с женой даже видеть друг друга не могли. Сначала они приходили по отдельности. Потом встречались в коридоре. Постепенно начали заходить с улыбками. И добрались до того, что стали вместе ходить в магазин за едой и вещами для ребенка. А сначала крайне негативные эмоции были.

– Какова почва большинства семейных конфликтов? Наверняка ведь людей портит не только квартирный вопрос.

– Супружеская измена, развод, решение, с кем именно останется ребенок — все эти ситуации вызывают бурю эмоций. Помню, был очень тяжелый случай: бабушка добивалась, чтобы ей дали возможность общаться с внуком, которого она очень любила. Родители мальчика поссорились, отец забрал его во Владимир. И вот бабушка из другого региона приезжала сюда, пыталась решить проблему. Но другая сторона была категорически против. В том числе, дедушка со стороны папы. Как ругались, не описать. Женщина многое вынесла, плакала, просила, как могла. И в итоге люди не сразу, но начали поворачиваться друг к другу лицом. Накал постепенно сошел на «нет». Потом уже этой бабушке говорили: «Да ладно, не переживайте так! Мы с вами еще помиримся, дружить будем!». И что важно, люди пришли к соглашению. По статистике, до 85 % проведенных процедур медиации успешны.

– Есть еще какие-то часто встречающиеся конфликты?

– Раздел имущества, жилищные конфликты. Плюс все, что связано со сферой ЖКХ. Человеческие отношения настолько многогранны — конфликты возникают по самым неожиданным вопросам. Даже там, где точно не ждешь. Зачастую к медиатору обращаются известные в городе пары, которые не заинтересованы в сплетнях. Люди дорожат репутацией и не хотят, чтобы о них судачили. Медиатор обеспечивает нейтральность и конфиденциальность.

– В каких конфликтах медиатор однозначно не сможет помочь людям?

– Есть не медиабельные ситуации, то есть те, в которых медиатор помочь не может. Это случаи, когда человек стремиться не решить вопрос, а уничтожить, отомстить. То есть каким-то способом наказать другую сторону конфликта. Это, увы, тоже не редкость.

– Участвует ли медиатор в жизни людей уже после разрешения конфликта?

– Никто не может заставить стороны воспользоваться медиацией. И на всех этапах, в том числе, после соглашения, люди сами определяют и контролируют свое будущее. Однако есть так называемое постмедиативное сопровождение — оказание сторонам помощи по исполнению достигнутых договоренностей. Да и потом люди могут обращаться к медиатору уже с другими вопросами.

 – Чем медиатор отличается от психолога?

– Психолог работает с человеком постоянно, исследует его сильные и слабые комплексы, разбирается в детских страхах. Медиатор же работает с конкретным конфликтом. Вообще это новая перспективная профессия. Она находится как бы на стыке многих других. Психология, юриспруденция, социология, философия. Медиация — смежная отрасль. Я считаю, что у нее большое будущее.

Родину любить Далее в рубрике Родину любитьКак чиновники администрации Владимирской области учат историю России Читайте в рубрике «Титульная страница» Пенсионный дисбалансПочему в России решили повысить пенсионный возраст? Пенсионный дисбаланс

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»