«Марта должна сдохнуть»
Активистка некоммерческой организации «Эквихелп» Ольга Быкова с лошадью Мартой. Фото: Ефим Никитин.

Активистка некоммерческой организации «Эквихелп» Ольга Быкова с лошадью Мартой. Фото: Ефим Никитин.

Как владимирские активисты спасают лошадей от мясников

Однажды хозяева отправили гнедую Хохотушку на убой. Кобыла ганноверской породы сейчас живет в Ивановской области, до этого восстанавливалась во Владимире.

- Когда Хохотушку привезли, даже мясник был в шоке. Совсем молоденькая она была. И позвонил, предложил выкупить жертву, — рассказывает наездница Елена.

Хохотушку спасли. Новые хозяева заплатили за нее 30 тыс. рублей.

Другой случай. Русский верховой Глагол отличался буйным нравом. Хозяйка разными способами пыталась избавиться от него. Однажды она посадила коня на голодную диету. Дошло до того, что взбешенное животное разбило экипаж. Хозяйка отправила Глагола на убой, но в последний момент его выкупила владимирская студентка.

Подговорили мясника

– Я покупала подарки на Рождество и в центре Владимира увидела Марту. Сразу влюбилась! Потом периодически навещала ее в конюшне, — вспоминает активистка некоммерческой организации «Эквихелп» Ольга Быкова. — Лошадь много бегала по асфальту, поэтому у нее появились проблемы с ногами. Хозяйка отнеслась к Марте отвратительно. В какой-то момент кобыла просто не смогла встать. Ее пытались поднять вилами. Я говорила этой женщине: продайте мне лошадь за 50, 60, 100 тысяч! Буквально умоляла. Хозяйка злобно повторяла, что Марта должна просто сдохнуть. В итоге мы провернули аферу. Подговорили мясника. Он приехал на машине с номерами Ивановской области и забрал Марту якобы на убой. Кружил с ней по городу, путал следы. Потом мы встретились на остановке, и я забрала мученицу.

Некоммерческая организация «Эквихелп» действует с 2003 года. В основном работают по Москве и Московской области. Но есть волонтеры и в других регионах, в том числе во Владимирской области. Чаще всего общественники «Эквихкелпа» работают с мясниками: выкупают у них животное, а потом лечат его, пристраивают к новым хозяевам. Иногда приходится переезжать в другие регионы. Однако кобылу Марту Ольга Быкова оставила себе.

Марта сейчас живет в Суздале. Она выкарабкалась, как и десятки других лошадей, после страшных истязаний. Мерины с перебитыми костями, голодные, отощавшие, похожие на привидения рысаки — активисты «Эквихелпа» и волонтеры видят много примеров нечеловеческой жестокости.

«Была бы колбасой»

Среди активистов «Эквихелпа» не только конюхи, коневоды и ветеринары. Помогают люди самых разных занятий: экономисты, парикмахеры, дизайнеры, студенты. Ольга Быкова, к примеру, работает в банке. Она, как и ее супруг Дмитрий, очень любит лошадей.

– Для меня очень непростым был момент, когда заново родившаяся Марта заплакала, —признается Дмитрий. — Сначала лошадь сильно пугалась и нервничала. У нее спина была покрыта плотной коркой грязи. Я подхожу к ней с щеткой, а она отпрыгивает, не дается. Но все-таки начал чистить потихонечку, очень аккуратно. Спокойно, с теплой водой. В этот момент Марта повернулась ко мне мордой и я увидел, что у нее из глаз слезы текут. Я сам чуть не разревелся, увидев это.

Дмитрий утверждает, что животные неспокойно ведут себя на бойнях очень часто. Они могут болезненно реагировать на инструменты мясника и кровь, что плохо сказывается на их психике.

– Почему лошадей отправляют на убой?

– По разным причинам. Многие серьезно больны — нет иного способа облегчить их страдания. Часто хозяева пускают скакунов под нож из-за переезда. Или, например, покупали лошадь дочери. Она два месяца потренировалась, упала — пришлось прекратить тренировки, лошадь больше не нужна. Вот и продают ее на бойню.

– Зачем владимирцы занимаются спасением лошадей?

– Это уже образ жизни, мой мир. Я очень люблю лошадей и считаю, что они всегда достойны нормального отношения, — рассуждает Быкова. — Да, иногда устаешь, хочется от всего абстрагироваться. Но потом помогаешь снова и снова. Вытаскиваешь тех, кому еще жить и жить.

– Люди порой выбирают самый легкий путь, — добавляет Ольга. — Трусость, нежелание брать ответственность за жизнь животного — грустные пороки. Я смотрю на Марту и понимаю: если не мы, сейчас она была бы колбасой.

Породу сохранили

Когда тяжеловоз Гук заболел ламинитом, средства на лечение ему собирали всем миром. Скорее всего, заразился он на одном из случных пунктов, где за животным недоглядели. Активисты «Эквихелпа» бросили клич, публикуя сообщении на форумах, сайтах, в социальных сетях. Жеребцу сделали рентген, провели курс лечения. Нужное лекарство в России не продают — доставать его пришлось самыми разными способами.

– Очень радостно, что Гуку сейчас собрали более 70 тысяч рублей. Подключился меценат. Можно сказать, что лечение идет, и сейчас здоровью лошади почти ничего не угрожает, — говорит Быкова.

В случае с Гуком было понятно, что государственных денег на лечение нет и не будет. Если лошадь серьезно заболела, можешь рассчитывать только на свои средства и на помощь благотворителей, неравнодушных горожан. Власти, по словам Быковой, давно сняли с себя все обязательства. В 2010 году вышло постановление, согласно которому все конюшни и конные заводики должны стать частными — активисты, предугадав опасность, спасли целую породу лошадей, знаменитых владимирских тяжеловозов. Проблемы начались в 2013 году в Ивановской области.

– Частник всего за 11 миллионов рублей купил завод в Гаврилово-Посаде. Ничтожная сумма, там поголовье дороже стоит. Ну ладно, сделка есть. На заводе — более полутора сотен лошадей. Сначала говорили, что будут сохранять тяжеловозов. А потом тихо, без афиширования, выставили лошадей на продажу, — с грустью рассказывает корреспонденту РП Ольга Быкова. — Многие кобылы могли бы попасть к мяснику. Хорошо, что мы вовремя узнали. Слава Богу, лошадей удалось пристроить. Пятьдесят голов увезло к себе хозяйство из Уссурийска, еще несколько кобыл теперь живут у меценатов и бизнесменов в Подмосковье. И частники разобрали по одной-две лошади. Так что лошадок сохранили, но они теперь разбросаны по всей стране.

По мнению активистов «Эквихелпа», разнообразная география в будущем осложнит поддержание уникальной породы владимирского тяжеловоза. Во Владимирской госконюшне есть жеребцы, но без «невест» толку от них мало. А кобыл в области и соседних регионах осталось немного. Конечно, сегодня в поле тяжеловоза легко может заменить любой трактор. Но обеспеченные люди по всему миру почему-то до сих пор покупают лошадей знаменитой породы. Тяжеловозы участвуют в выставках и спортивных выездках.

После заводской распродажи у Ольги появилась кобыла Тугая.

- Ей двадцать лет, немолодая. Всю жизнь провела на заводе. Дарила жеребят. Но в связи с преклонным возрастом она была первой, кого выбраковали на продажу. Возникали вопросы: брать, не брать. Но показалось, что Тугая заслужила достойную пенсию. Она добрая, очень контактная, искренняя. Теперь ее подлечили. Если все будет хорошо, она еще и жеребенка родит. А мы уж точно найдем ей достойного жениха!

Дикая дивизия Далее в рубрике Дикая дивизияКорреспондент «Русской планеты» во Владимире поработал один день дворником Читайте в рубрике «Титульная страница» Пенсионный дисбалансПочему в России решили повысить пенсионный возраст? Пенсионный дисбаланс

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»