Дикая дивизия
Фото: Ефим Никитин.

Фото: Ефим Никитин.

Корреспондент «Русской планеты» во Владимире поработал один день дворником

Восемь утра. Получаю пропуск и иду по территории «Владимирского электромоторного завода» — здесь находится «Центр управления городскими дорогами», который отвечает за уборку крупных улиц, остановок, площадей, скверов и парков Владимира.

Гипсовые фигурки, неизменные элементы эстетики на советских предприятиях, до рассвета кажутся немного готическими. Мимо них проезжают тракторы — все на смену.

Найдя нужное здание, попадаю к заместителю начальника службы ручной и механизированной уборки городских и присоединенных территорий Галине Елисеевой. Прошу ее определить меня к сотруднику поразговорчивее.

— Ты знаешь, у нас пи***болы не работают. Трудяги одни, профессионалы, — отрезает Елисеева. К женщине периодически заходят подчиненные — что-то подписывают, какие-то бумаги передают.

— Выпрыгивать из «Камаза» не боитесь? — я не могу понять, шутит Елисеева или всерьез спрашивает.

— Ну, уж как-нибудь, — отвечаю.

— Как-нибудь можно с женой. А с нами — только нормально.

«Лед голимый»

Половина десятого. Стартуем. Если бы сейчас шел сильный снег, мы бы начали работать не позже семи утра. Но снегопада нет, поэтому мы позволили себе дождаться, когда на улице станет светлее.

Забираюсь в огромную оранжевую машину. За рулем — бессменный бригадир звена Олег Михин. Обычно он едет один, а тут с нами еще и Галина Елисеева. Будем посыпать проезжую часть песко-соляной смесью.

Едем по Тракторной, по улице Горького — тротуары расчищены так, что стал виден асфальт.

— А я что говорю! У нас работа выполнена качественно. Тротуары, остановки — под плитку, под асфальт. Комфортно горожанам, — рассказывает Елисеева. – Но тут надо понимать, что за дворы и придомовую территорию отвечаем не мы, а управляющие компании. Если на первом этаже магазин, то за уборку рядом со своим крыльцом отвечает арендатор. А многие, даже если чистят пятачок, сваливают весь снег на проезжую часть. Думают, мы все вывезем. Это неправильно.

Меру ответственности все воспринимают по-разному. Где-то все вычищено, а кое-где даже на лестницах наледь.

Директор ЦУГД Валерий Жильцов рассказал корреспонденту «Русской планеты», как проходит уборка снега в городе:

— В этом году мы закупили еще несколько единиц техники. В том числе взяли два мини-погрузчика. Эти универсальные машины будут работать на пешеходных дорожках, площадях, вымощенных плиткой. На машину можно навесить и щетку, и контейнер для песко-соляной смеси, и другое оборудование. Также в этом году мы закупили 286 тонн реагента «Бионорд». На 80 тонн больше, чем в минувшем сезоне.

Рядом со многими столбами припасены кучки песка. Дворники — в ЦУГД их называют уборщиками территорий — всегда могут оперативно посыпать тротуар или, например, остановку.

Прошу Олега заехать во дворы. Сворачиваем в районе проспекта Строителей.

— Лед голимый! — выпаливает Елисеева.

Не дороги, а колеи, не тротуары, а сугробы. Жители вынуждены двигаться осторожно — они не идут, а скользят.

— Они не работают! Мы — муниципалы, а любая УК — частная. Чем больше сэкономишь, тем лучше. А снег все скроет. Выпадет, а директор потом скажет: вчера убирали сугробы. И докажи, что не так. Короче, чистая экономия денег. О горожанах не думают.

Олег маневрирует, крутясь во дворах словно волчок. Махину в двадцать тонн он ласково называет кормилицей. Я не понимаю, как ему удается так легко управлять ей.

— Годы тренировки, — кратко объясняет Михин.

Олег работает в коммунальной сфере больше двадцати лет. Названия предприятий менялись, он оставался. Сейчас график непростой — пять дневных смен, один выходной, а потом пять раз нужно отработать в ночь. В последнюю смену Михину особенно тяжело — вся недельная усталость накапливается.

— А как семья реагирует, что мужа и отца постоянно дома нет?

— Привыкли. Дети-то уже взрослые. Дочери 24 года, сыну — 21. Ну, что поделать, такая вот любимая работа. В моей семье коммунальщиков не ругают.

На перекрестке Нижней и Верхней Дубровы авария. Галина Елисеева быстро звонит кому-то по мобильнику. Просит приехать и убрать мусор, осколки стекла. Рядом с покореженными машинами работают сотрудники ГИБДД.

— Гаишники и таксисты называют нас «дикой дивизией». Потому что когда идет колонна, иногда приходится и на красный свет светофора проезжать, чтобы успеть. Обычно колонна — это пять машин. Сейчас у нас легкая посыпка, поэтому работаем без колонны.

— Конфликты на дорогах бывают?

— По-разному. Иногда автомобилисты недовольны. Всякое услышать можешь. У нас машины оснащены рациями. Иной раз слышно, как дальнобойщики друг с другом ругаются. Только и жалуются, что кто-то кого-то «подрезал». Горожане тоже бывают недовольны. Позавчера в 11 вечера коллеги убирались в жилом массиве неподалеку от улицы Горького. Внезапно выбежали бабки чуть ли не в ночных рубашках. Стали кричать, что мешаем им спать. Кинули чем-то, разбили окно машины. А дед какой-то, ветеран войны говорит, что у него есть граната: «Сейчас как дам!». Не понимают люди, что для них стараемся. По ночам работаем, чтобы не создавать пробок.

Час дня. Не зря говорят, что Владимир стоит на холмах. Мы едем то вверх, то вниз. Олег то и дело указывает мне на «подснежники» — брошенные автомобили, которые долгое время бесхозно стоят на одном месте.

— Поставят машины по обе стороны дороги, и вместо двух полос получится одна. Линию, которые машины занимают, уже не расчистить. А потом жалобы от них.

Михин прав. На моих глазах улица сужается все больше, превращаясь в большую парковку. Администрации городских районов совместно с сотрудниками ГИБДД эвакуируют машины, припаркованные с нарушением правил дорожного движения. Но со всеми брошенными авто они пока не справляются.

Коммунальщиков ругают и за частный сектор. Жители не понимают, почему их дворы не убраны.

— Смотри, тут тротуар — метр с небольшим шириной. Да еще столбы на нем. Здесь ни один трактор, даже самый юркий не справится. Жителям приходится самим это чистить. У кого хватает ума так проектировать? Не для людей.

Глава администрации Владимира Андрей Шохин так прокомментировал эту проблему:

— Чаще всего жители жалуются на гололед во дворах и на пути к центральным улицам. Поэтому в этом году я дал поручение: техника «Центра управления городскими дорогами» будет максимально заходить во дворы там, где это возможно. Но и с управляющих компаний, конечно, жесткий спрос.

Завожу разговор о зарплате. Точных цифр коммунальщик не называет. Говорит только, что летом денег немного. А зимой платят нормально, потому что идет переработка по часам. Не бросишь же работу, если снег валит, а половина улиц не расчищены еще на маршруте.

В два часа дня на стекло начинают падать маленькие снежинки.

— Только пуганет, не будет много осадков, — оценивает ситуацию Олег. Он оказывается прав.

«Юмор — это заземление»

— Ну, все, на базу, — говорит Олег в три часа дня. И тут же сигналит какой-то девушке, которая перебегает улицу в двадцати метрах от «зебры». Вот смелая!

— А многие пешеходы такие. Ничего не боятся, ни о чем не думают. Однажды бабулька побежала через дорогу, а недалеко пешеходный переход. На той стороне дороги ее гаишник встречает. Говорит: нельзя, мол, тут переходить, бабушка. А она ему в ответ: я инвалид, мне можно.

Чем больше времени провожу с Олегом, тем яснее понимаю: дорожникам в работе помогает юмор. Французский писатель Вербер говорил: «юмор как щит». Делюсь наблюдением с Олегом.

— Это не щит. Юмор — это заземление. Статическое напряжение снимать, — спорит Михин. — А чего, плакать что ли?! Конечно, иногда ругань жителей, обвинения без причины обижают очень сильно. Но прорвемся! Возмущаться у нас все умеют. К нам вот пару месяцев назад новый работник пришел. Мужик довольно молчаливый. Он молчал, молчал. А потом говорит: «знаешь, никогда бы не подумал, что в городе столько делается. Раньше я только ворчал: снег никто не убирает. Но, оказывается, люди работают на износ. Столько сил вкладывают».

Вот и база. Глушим двигатель. Выбираюсь из машины — ноги как ватные. А ведь не я сидел за рулем. У Олега есть возможность спокойно пообедать — супруга с вечера собрала блины с капустой, отварила курицу. Обедать полноценно у Михина получается довольно редко. Когда идут снегопады, он почти не выбирается из машины.

— Жуешь что-то холодное, или термос с собой возишь, — говорит Олег.

В здании ЦУГД есть комнаты отдыха. Здесь они находятся в перерывах между выездами. Сами сколотили деревянные настилы, на которых и лежат. Еще есть чайник, микроволновка и старенький телевизор. Мужики особо его не смотрят, обычно они травят байки.

Под конец смены Михину нужно заполнить несколько бумаг. И передать дела напарнику, который выходит в ночь.

— Порой к концу дня так выматываешься, что дома уже ничего не нужно, — признается Олег. — Приходишь, ешь и сидишь. Только не за рулем. Мозг и тело отдыхают. А завтра снова за руль кормилицы. Делать город чище.

Губернатора — в президенты Далее в рубрике Губернатора — в президенты«Русская планета» выяснила, какими будут самые ожидаемые события 2014 года во Владимирской области Читайте в рубрике «Титульная страница» Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 годаСтоит ли грустить по поводу повышения пенсионного возраста, если работу каждый второй потеряет уже завтра? До чего дошёл прогресс? Разбирался корреспондент РП Половина россиян потеряет рабочие места до 2020 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»