«Экономики здесь нет и точно не будет»
Гусевской хрустальный завод возьмет на работу всего сотню человек. Фото: Ефим Никитин.

Гусевской хрустальный завод возьмет на работу всего сотню человек. Фото: Ефим Никитин.

Власти и инвесторы пытаются восстановить Гусевской хрустальный завод

«Помню, как все тащили с завода»

Мы с Игорем Малышевым, проработавшим на заводе 12 лет, стоим около бывшего цеха Гусевского хрустального завода. На месте известного всей стране предприятия теперь находятся банки и магазины — завода больше нет.

Он, как и многие гусевчане, с гордостью говорит, что местные умельцы в XIX веке поставляли стекло и хрусталь императорскому двору, сделали кубок России по футболу и хрустальную сову для передачи «Что? Где? Когда?». Лет 15 назад производство еще работало. Но сегодня город приспособился жить без знаменитого завода — спасается белорусскими фужерами и подпольным производством.

– Гусь-Хрустальный не случайно называют стекольной столицей России. Однажды мастера изготовили вазу специально в подарок Брежневу, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Малышев. — Вазу отправили в столицу, и тут генсеку дают четвертую звезду Героя Советского Союза. А на вазе-то три звезды! В Москву экстренно вызывают нашего художника, приводят его прямо к кабинету Суслова (Секретарь ЦК КПСС — Примеч. ред.). Он там рисует на вазе еще одну звезду. Суслов в восторге. Спасибо, мол, удружил. Наградим. А гусевчанин в ответ: «Медали мне не нужны. Налейте лучше коньяку граммов сто».

Бывший алмазчик, кажется, может травить байки весь день. Он хорошо знает историю предприятия со времен его основания Акимом Мальцовым и до визита на завод Владимира Путина в 2002 году.

– Помню, как все тащили с завода. Через проходную под одеждой проносили фужеры и вазы, — вспоминает Игорь Малышев. — А кто-то перебрасывал  все это в коробках через забор. На той стороне их ловили родственники. Что-то продавали, что-то несли домой.

Разрушение инфраструктуры произошло не за день. Кризисы трясли предприятие и в советское время, но завод оставался одним из градообразующих. К 90-м годам XX века численность работников сократилась до нескольких сотен человек.

Параллельно в городе развивалось «левое» производство. Из-за безработицы и невыплаты зарплат некоторые горожане стали изготавливать хрустальные изделия на дачах и в гаражах —  покупали станки и производили изделия из хрусталя своими силами.

– Все делали по-тихому. Посуду продавали под видом продукции местного завода, — говорит  Малышев. — Незнающий человек мог с легкостью напороться на обманку. Рынки сбыта росли. Все контролировала мафия. Разборки были, стрельба. Те, кого допускали, торговали продукцией и на местном рынке, и на железнодорожных станциях. Один мой приятель сделал серьезный капитал, сбывая хрусталь на московском рынке.

Конкурировать с «черным» рынком Гусевскому хрустальному заводу было сложно: когда одна и та же ваза стоит 300 и 600 рублей, ее купят там, где дешевле. В итоге предприятие периодически простаивало. Постепенно завод переориентировали на дорогую эксклюзивную продукцию, но это не помогло. Как и многим фабрикам дотационного региона, Гусь-Хрустальному необходимы были иностранные инвесторы.

Проект туристический

В начале 2012 года впервые за 255 лет печи завода полностью погасли — предприятие обанкротилось. Чиновники городской и областной администраций сразу же заговорили о необходимости восстановить завод, стали искать инвестиции в России и Европе. Благодаря стараниям бывшего губернатора Владимирской области Николая Виноградова и новой главы Светланы Орловой летом этого года завод получил кредит в 80 млн рублей. Еще 15 млн предоставили инвесторы. По плану все средства должны пойти на запуск небольшого производства уникальных ваз, изделий из хрусталя ручной работы.  Работать на производстве будут не больше ста человек — о восстановлении производительности труда в прежних масштабах речь не идет.

Проект по возрождению Гусевского хрустального завода, скорее, туристический — инвесторы этого не скрывают. Важно сохранить бренд, имя, с которым  захотят познакомиться гости города.

– Экономики на Хрустальном заводе нет и точно не будет, — говорит  предприниматель, директор ВЭМЗа Алексей Русаковский. Вместе с товарищами по бизнесу он занимается восстановлением завода. — Бизнес хрусталя в России теневой, около 7 млрд рублей в год. Как вообще завод, находящийся в правовом поле, сможет выжить?! Никак. Да, в цеху будут ваять прекрасные, эксклюзивные вещи, пусть и будут они очень дорогими. Но бизнес на этой продукции не построишь.

О теневой экономике, которая не дает развиваться честным компаниям, предприниматель говорит, загибая пальцы. По его словам, с 90-х годов прошлого века мало что изменилось. Мелкие дельцы все так же «алмазят», но ни налоги, ни за услуги ЖКХ не платят.

– Набор самых простых рюмок  стоит 60 рублей. Его можно продать за 100 рублей, а если в каком-нибудь подвале нанести ленточку позолоты,  то и за все двести, — рассуждает Русаковский.

Кто работать-то будет?

Еще одна проблема — нехватка кадров.

– Восстановление предприятия — хорошее решение, ведь завод — это наша слава и наша гордость. Но время потеряно. Этого мастера нет, того нет. Настоящие легенды стеклоделия ушли, поэтому не известно, каким будет производство, — с грустью говорит художник-стеклодел в третьем поколении Владимир Касаткин.

В январе прошлого года он покинул родной цех одним из последних. Хрустальному заводу мастер отдал почти полвека — в 1965 году пришел на предприятие продолжать дело отца.  Сегодня работы Касаткина хранятся в зарубежных коллекциях и в Эрмитаже.

Пока знаменитый завод готовится к возрождению, на не менее знаменитом рынке торгуют люстрами, белорусским хрусталем, рюмками, подносами с золотистой окантовкой и даже оберегами. Как и 15 лет назад, кустарным производством стекла занимаются в гаражах и небольших цехах, только теперь торговля происходит легально.

– На прошлой неделе приезжали японцы. Маленькие, в ярких куртках. Почти у каждого — видеокамера. Скупили полрынка. Мне пришлось за товаром раньше времени ехать, — делится успехами местная продавщица Ирина, торгующая цветными стеклянными вазами и безделушками. — Очень много народу приезжает к нам из Москвы. Из Владимира — реже. Да, завод встал, но много мелких предпринимателей спасают город. Гусь-Хрустальный живет.

Помимо разрушенного завода и хрустального рынка в городе есть еще одна «стекольная» точка — музей Хрусталя, входящий в соцветие Владимиро-Суздальского музея-заповедника.

Дата открытия производства уже известна — 20 декабря 2013 года.

Читайте в рубрике «Титульная страница» Михаил Ефремов. Давно народныйИсполнилось 55 лет замечательному актёру, которого злые языки предлагают лишить звания Михаил Ефремов. Давно народный

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»